News

  • Питерские музыканты из группы "Фрукты" научились слышать мысли Урганта19.11.2014

    Контрабас, перкуссия, аккордеон, гитара, саксофон и семь «фруктовых» голосов творят чудеса. Слушая группу, звездные гости раскрепощаются. «МК» в Питере» пообщался с лидером коллектива Сашей Даль и гитаристом Алексеем Елесиным. Выяснилось, что попасть в передачу к Урганту коллективу помогла совместная работа на корпоративах.

    Вечерний Ургант: группа ФРУКТЫ

     

    Намек на плагиат Укупника

    — Каково работать с Иваном Ургантом? Тиранит он вас на съемках?

    Саша: — Иван — приятное исключение из общих правил. Он не тиран. И мы кайфуем не только потому, что играем хорошую музыку, 80 процентов программы создает человеческий фактор. С Ваней интересно и, что самое редкое, — действительно смешно.

    Леша: — Работать в передаче «Вечерний Ургант» — это не только работать с Иваном. На самом деле в команде больше 100 человек. И ведущий — один из нас, такой же член коллектива, а не звезда, на которую все пашут.

    — Слушает ли вас Иван? Принимает ли предложения, которые вы вносите?

    Саша: — Первое время больше слушали мы. Сейчас Ваня нам полностью доверяет, и каждый на шоу занимается своей работой. Ему может прийти в голову идея, которая не пришла нам. И наоборот.

    Леша: — Или какую-нибудь смешную музыкальную шутку Иван придумает. Но по большому счету мы можем многое предугадать. Потому что уже неплохо его узнали. Обсуждая очередной эфир, мы предполагаем, что Ваня может предложить, и уже потом развиваем мысль дальше.

    Саша: — Это примерно как жить с человеком вместе. Постепенно складывается впечатление, что ты слышишь его мысли.

    — А музыкальная шутка? Это как?

    Леша: — Пример. Однажды Аркадий Укупник написал к фильму «Черная молния» песню, которую исполнил Александр Рыбак. Так вот этот хит в точности повторяет группу Aerosmith. И при появлении Укупника в студии мы заиграли Aerosmith — как бы намекнув при этом на факт заимствования.

    Саша: — Или недавно к нам приходил один известный товарищ. Про него ходит шутка, что он любит преувеличивать факты своей жизни. Этот человек музыкант. Так вот: мы все время играли темы, относящиеся к нему. А на рекламной паузе заиграли чужую музыку, намекая этой вещью, что он немного привирает.

    — Над подобными музыкальными шутками гости эфира смеются?

    Саша: — Думаю, смеются потом — когда смотрят. А в самом эфире гость думает, куда идти, что отвечать, как он выглядит. И пытается быстро реагировать на собеседника, а не на нас. Хотя гости-музыканты сразу же все понимают.

    Леша: — Я думаю, Наталья Орейро обязательно посмотрит пятничный эфир с собой. Мы готовились к его записи — подбирали музыку, которую она знает и которая ей будет приятна. Мы всегда заранее стараемся узнать побольше о герое программы. В Интернете, у его друзей, знакомых. Миллу Йовович мы встречали вариациями на русские народные песни. Причем в такой народной обработке звучала и музыка к ее фильмам. Актриса очень радовалась, ведь она наша по происхождению.

    Почему Киркоров поет под фанеру

    — Зачем в «Вечернем Урганте» живая музыка? Ведь можно сделать неплохое шоу и под фонограмму.

    Саша: — Поверьте, живая музыка стоит того. Это совсем другие ощущения. Многие спрашивают нас, переписываем ли мы свои выступления и что редактируем. А на самом деле наше шоу пишется в реальном времени, на одном дыхании. Если что-то чистить и переделывать — теряется чувство драйва и прямого общения с людьми. Живая музыка — это живая энергия, и наверняка, замени живой состав фонограммой, зритель бы почувствовал серьезную разницу, хотя и не сразу бы понял, что не так. Нас пытались уличить в фонограмме именно тогда, когда случались особо удачные номера, такие как с Иваном Дорном, например.

    Леша: — Таким людям мы отвечаем: приходите на запись шоу. Убедитесь сами.

    Саша: — В этом и кайф, что даже заставка снимается в реальном времени, и мы играем. Это и есть настоящее шоу, как на Бродвее.

    Леша: — Это как ежедневный полет в космос. Под фонограмму все было бы ужасно. Сейчас все артисты стараются выступать вживую. Мы не исключение.

    — Да, фанера — штука ужасная. Помню, Филипп Киркоров на сцене только рот открывал…

    Саша: — А я заступлюсь за Филиппа. Он крепкий профессионал. И «фанерные» времена у нас в стране были связаны с отсутствием качественного оборудования. Если у артиста была тогда возможность петь как-то иначе, он бы пел. Мне и сейчас иногда звонят, предлагая работать под «минус», я отказываюсь. А люди вздыхают: по-другому у них просто технически не получится. Слава богу, что у нас есть возможность играть живьем. Мы очень стараемся. Надеюсь, зритель это чувствует.

    Мания величия мужа Валерии

    — Кто-то считает, что вы попали к Урганту «по блату». Это так?

    Саша: — А что считать блатом? Сейчас на ТВ идет шоу «Голос», и кто-то утверждает, что мои знакомые попали туда по блату. Ну, а если вдуматься — люди 15 лет занимаются музыкой и за это время, естественно, обошли всех продюсеров, познакомились с ними… Такой вот странный блат. О нас долгое время знал лишь узкий круг людей. Мы работали на вечеринках и корпоративах. Изначально просто хотели играть любимую музыку в ресторанах, но делать это качественно, чтобы самим нравилось, и у нас это получилось. Нас стали часто приглашать играть на вечеринки в Москву. В декабре 2011 года мы пересекались с Ваней по работе раз 5–6. Он нас запомнил и через пару месяцев предложил принять участие в шоу, какого еще не было на ТВ, где мы сможем играть качественную современную и разнообразную музыку.

    Леша: — И, видимо, он тоже что-то в нас поймал. Мы завелись и подготовили 50 отбивок к шоу. Выяснилось, что в таком количестве это сделали из всех претендентов только «Фрукты».

    Саша: — Да, мне кажется, Ваню вдохновило наше особенное желание. Я приехала в Москву для финального разговора. «Предупреди ребят, что будет трудно, — сообщил Ургант. — Вы даже не понимаете, во что вписываетесь». Но я ответила, что мы наотдыхались и очень хотим играть и что все ребята согласны по-настоящему пахать. Конечно, сначала нам было дико тяжело. И энергетически, и физически. Многие музыканты ведь привыкли играть по выходным, а в остальные дни у них творческая депрессия, поиск себя. У нас же теперь нет времени ни мучиться, ни думать — мы заняты исключительно делом.

    — Шоу сейчас занимает все ваше время?

    Саша: — В 10 часов мы приходим в «Останкино», в лучшем случае в 18 уходим. И так — ежедневно. Ребята живут в районе по соседству — чтобы быстро добежать до работы в случае чего. Мы репетируем все утро, дальше грим, потом одеваемся, репетируем на площадке, встаем на сцену, играем пару песен перед публикой. Гудок: публику разогревают шутками, три-два-один… И шоу началось! Но, когда оно заканчивается, нам нужно готовиться к следующему. Так что вечером мы тоже заняты — обсуждением.

    — Кто из звезд в эфире сразил вас наповал? У кого брали автографы?

    Леша: — Первым был Брайан Мэй из группы Queen. Мало того, что перед нами стоял живой кумир, он еще поднялся на сцену и поздоровался со всеми музыкантами за руку. Поверьте на слово, это лучше, чем автограф. Недавно нам аплодировал Ленни Кравиц, кто бы мог подумать, что мы с ним будем когда-нибудь играть вместе! Из актрис мне понравилась Саша Грей, хоть до эфира я и не смотрел ни одного фильма с ней. Окончательно понял, кто она, после эфира. Иногда к нам приходит великий актер или режиссер, а я мало что про него знаю. В этом плане «Вечерний Ургант» еще и ликбез. Я потом часто знакомлюсь с творчеством героев программы. Открываю для себя много нового, недавно меня покорил молодой актер Никита Ефремов.

    Cаша: — Благодаря шоу мы познакомились со многими интересными людьми и с таким количеством мы вряд ли пересеклись бы в жизни. Например, с Ксенией Раппопорт, с которой теперь очень дружим, ходим на ее спектакли, а она на наши концерты. Буквально на днях я стала попечителем ее фонда «БЭЛА Дети-бабочки», чем очень горжусь и надеюсь быть полезной.

    Леша: — Вспомнил, меня поразил веселый, подвижный, бойкий и все время смеющийся Джеки Чан.

    Саша: — И режиссер Тим Бертон, и Эмир Кустурица. Меня постоянно все поражают. Но самое забавное, что я вдруг разрыдалась на Валерии Леонтьеве. Наш перкуссионист играл на кахоне вместе с его музыкантами интересную версию «Дельтаплана», Валерий запел и так пробил меня, что из глаз хлынули слезы.

    Леша: — Она обманывает — у нее есть фотография с Бандерасом.

    Саша: — Это для мамы, ей он нравится. Хотя ее настоящий кумир — Ален Делон, который к нам тоже приходил в гости.

    Леша: — В общем, я могу перечислять ярких гостей еще очень долго. Они приходят каждый день, и дай бог, чтоб приходили. И главное — ты узнаешь людей совсем с другой стороны.

    Саша: — Иногда бывает, ждешь чего-то особенного от человека. А он предстает не таким интересным и забавным. Сказываются долгая дорога, настроение, погода... А бывает наоборот. Особенно ничего не ждешь — а гость удивляет, радует.

    — А правда, что вас звал к себе работать Иосиф Пригожин?

    Саша: — Да, спустя два месяца, как запустили «Вечерний Ургант», предлагал стать группой Валерии. Сказал про шоу: «Не смешите, там такие рейтинги низкие, шоу скоро закончится, а Валерия будет всегда…» Судя по всему, мы не прогадали, 384 выпуска — это не шуточки.

    Леша: — А Иван потом целую неделю на эту тему в эфире шутил: «Не видать Валерии нашей кавалерии».

     

    Оригинал статьи на сайте mk.ru